Произведения Иоганна Штрауса (сына)

Русское и немецкое название
Музыкальный файл
Полька-мазурка "Непредвзятые рецензии"
Unparteiische Kritiken. Polka-Mazurka
mp3, 64 кбит/с, 1,90 Мб 4:14
Комментарий
Питер Кемп:
"После четырёх лет вынашивания и многочисленных откладываний долгожданная большая опера Иоганна Штрауса "Рыцарь Пасман" прошла 1 января 1892 г. в венском придворном театре. В последовавшие дни венская пресса напечатала множество рецензий, большей частью - отрицательные. Например, в день премьеры "Фремден-Блатт" раструбила, что новая работа Штрауса "так же хороша для касс, как и "Сельская честь", и "Манон"...", но уже 3 января газета утверждала: "Несомненно, люди пойдут на летучую мышь, чтобы оправиться после "Рыцаря Пасмана"". Композитор тяжело переживал такое отношение прессы, а особенно сильно его задела рецензия Эдуарда Ханслика в номере "Новой свободной прессы" от 3 января. Точку зрения Ханслика венский еженедельник "Фигаро" переделал в виде карикатуры. Подпись под рисунком Тео Цаше с изображением почтенных критиков гласила: "Какое же верховное божество должно сказать: "Всяк сверчок знай свой шесток!""
С глубоко уязвлённой гордостью Штраус выразил презрение к критикам. "Они профессора!", писал он другу Густаву Леви. "Они как будто знают больше других и всегда правы. А на самом деле в мире тысячи червей, которые останутся неизвестными, если не почувствуют необходимость сделать себя заметными... Я ср.л на всех профессоров-музыковедов..." Что касается "Рыцаря Пасмана", то Штраус чувствовал особенную горечь оттого, что работу оценивали как произведение венского короля вальсов, а не как современную оперу с правом на существование. Жгучее чувство несправедливости всё ещё преследовало его, когда он решил дать имя польке-мазурке для ежегодного бала венского союза писателей и журналистов "Конкордия", который проходил в зале "Софиенбад" 22 февраля 1892 г. Он дал ей название с намёком: "Непредвзятые рецензии". Даже если оргкомитет бала "Конкордии" и знал о личном смысле, который Иоганн вложил в название, там не подали виду, и "Непредвзятые рецензии" заняли место в программе рядом с посвящениями от 11-ти других композиторов. В ночь бала "Конкордии" Эдуард Штарус дирижировал Штраус-оркестром, впервые исполняя польку-мазурку брата; и танцоры громко аплодировали очаровательному произведению.
Как обычно, Штраус отправил партитуру "Непредвзятых рецензий" берлинскому издателю Фрицу Зимроку. За две с половиной недели до бала "Конкордии", 5 февраля 1892 г., он писал Зимроку: "Вы можете выпустить её до 22 февраля (день бала "Конкордии"). Было бы хорошо, если бы он вышла во время карнавала..." Германский издатель смог выполнить просьбу Иоганна, и "Новая свободная пресса" от 19 февраля 1892 г. объявила, что "Непредвзятые рецензии" "вскоре выйдут" у Зимрока в переложениях для фортепиано и для оркестра. Но Штраус продолжал кипеть от возмущения. Он полагал, что именно критики нанесли "Рыцарю Пасману" смертельный удар: 18 марта 1892 г. всего после девяти представлений оперу сняли с репертуара. Хотя для композитора было бы неблагоразумным отзывать обещанное посвящение с работы, написанной для бала "Конкордии", 13 февраля 1892 г. он уведомил Зимрока: "Я выслал экспресс-почтой... титульные листы, на которых зачеркнул посвящения, т. е., "посвящается "Конкордии"". Теперь можно использовать это название, никого не задевая".
Эдуард Ханслик поначалу не выказал никакой реакции на название, выбранное Штраусом для танца-посвящения балу "Конкордии". Но позже, когда у Зимрока вышло фортепианное переложение польки-мазурки с изображённой на обложке фигурой Правосудия с завязанными глазами, Ханслик почувствовал себя глубоко оскорблённым. Не желая признаваться Штраусу, что это его задело, он направил протест издателю - Зимроку, но тот нашёл происшествие просто забавным".


назад