Произведения Иоганна Штрауса (сына)

Русское и немецкое название
Музыкальный файл
Полька "Мария Тальони"
Marie Taglioni-Polka
mp3, 64 кбит/c, 1,34 Мб, 3:04
Комментарий
Питер Кемп:
"Прославленная уроженица Берлина балерина Мария Тальони-младшая (1833-91) добилась большого творческого успеха в Вене в период 1853-56 гг. Иоганн Штраус, которому было 27, явно очаровался её грацией и живостью, и уже в январе 1853 г. отдал ей дань уважения первыми двумя танцами: кадрилью "Сатанелла" (соч. 123) и полькой "Сатанелла" (соч. 124); обе по мотивам триумфа Тальони - балета "Сатанелла, или Метаморфозы". История не сообщает, мог ли Штраус скрывать более чем художественные чувства по отношению к молодой балерине, но её вездесущие и крайне заботливые родители при его репутации распутника (как сообщал секретный полицейский доклад о его личности), несомненно, были бы крайне против любых подобных отношений.
В январе 1856 г. из-под пера Иоганна Штрауса вышло новое танцевальное сочинение - полька "Мария Тальони". Согласно не связанным между собою утверждениям двух известных авторитетов, В. Юнка и Хорста Кёглера, полька Штрауса опять основывалась на мелодиях балетов, в которых выступала молодая танцовщица. Но это, похоже, ошибка. Во второй половине дня 16 декабря 1855 г., за трое суток до отъезда Марии Тальони из Вены в Берлин, Фольксгартен стал местом "Большого музыкального суаре" в пользу самого Иоганна Штрауса. По этому случаю композитор со Штраус-оркестром дал премьеру двух новых работ: польки-мазурки "Мотылёк" (соч. 174) и в преддверии Нового года польку "Новогодний вечер". Обе работы были весьма хороши приняты и прозвучали на бис. 19 декабря "Утренняя почта" поместила рекламу бенефиса Штрауса на следующий день у Швендера, выделив два сочинения Иоганна Штрауса: польку-мазурку "Мотылёк" и польку "Тальони". Последняя, как стало ясно, уже звучала на "Большом музыкальном суаре" под изначальным названием: "Новогодний вечер"; но издатель Штрауса Карл Хаслингер решил переименовать своеобразную работу в ещё одно посвящение Марии Тальони.Мотивы Хаслингера вызывались не только обожанием балерины. Как тёртый в делах издатель он явно понимал, что продажи нот польки "Новогодний вечер" ограничиваются "сезонностью" названия".


назад