Произведения Иоганна Штрауса (сына)

Русское и немецкое название
Музыкальный файл
Вальс "Эпиграммы"
Sinngedichte-Walzer
mp3, 32 кбит/с, 2,2 Мб, 9:38
Комментарий
Всякая великая музыкальная карьера должна с чего-то начаться. Первым вальсом Штрауса, как известно его поклонникам, был сочинённый в 6 лет вальс, позже получивший название "Первая мысль". Но официально список полноценных оркестровых произведений начинают "Эпиграммы", ещё не совсем ясные, но уже интригующие и обещающие гениальные мелодии через несколько лет.

Питер Кемп:
"Сегодня мы с трудом можем представить возбуждение и интригу, с которыми газеты австрийской столицы встречали новость о том, что Иоганн Штраус-младший, малоизвестный сын самого прославленного в Европе сочинителя танцевальной музыки и дирижёра, собирался впервые выступить с собственным оркестром на "Суаре дансант", "танцевальной вечеринке", 15 октября 1844 г.; и более того, он устраивал вечер в казино Доммаера - одном из привычных мест выступлений отца. Получив от венского муниципального совета разрешение "выступать с оркестром от 12 до 15 человек в ресторанах и, собственно, в Хитцинге у Доммаера, который уже подтвердил, что я могу проводить там музыкальные мероприятия, как только оркестр будет готов", 18-летний молодой человек набрал музыкантов из ищущих работы кандидатов, которые в большом количестве имелись на "музыкальной бирже" в таверне "Цур Штадт Белград" в пригороде Йозефштадт. Первое объявление о намерениях младшего Штрауса появилось в "Венской всеобщей театральной газете" 2 октября 1844 г. под заголовком: "Кратко, что нового в Вене? Новый капельмейстер Штраус" - словом "капельмейстер" обозначался дирижёр с собственным оркестром. Газета заканчивала заметку так: "Можно будет услышать пять [sic!] новых его сочинений: от молодого человека мы ожидаем весьма многого, и публика, определённо, собирается вознаградить сына так же, как уже много лет вознаграждает отца". Сентиментальное: "Удачи!" повторялось во многих газетах, хотя реакцию старшего Штрауса на вызывающий акт сыновней непокорности легко вообразить: он запретил сыновьям заниматься музыкальной карьерой и хотел, чтобы первенец служил в банке. В отличие от жены, он не пришёл на первое выступление сына у Доммаера; и если действия сына оказались для него сюрпризом, ему стоило задуматься: не божественное ли вмешательство подбросило ему самому название последнего, написанного за месяц до того вальса: "Тайны венского танцевального мира", соч. 176.
Поскольку танцев не получилось из-за большого числа людей, прорывавшихся в уютное (если без толпы, не более 600 человек) казино Доммаера, на дебют младшего Иоганна 15 октября, "Суаре дансант" стало простым концертом оркестра. Хотя присутствовал естественный интерес к штраусовым интерпретациям работ отца, Обера, Зуппе и Мейербера, больше всего публике хотелось услышать его собственные сочинения. Гости не были разочарованы, и каждая из четырёх работ, написанных для вечера, вызывала самые восторженные и бурные аплодисменты. Издатель Иоганна Пьетро Мекетти последовательно пронумеровал четыре произведения в порядке, обратном их исполнению: вальс "Кавалеры", соч. 4; полька "Радость сердца", соч. 3; "Дебютная кадриль", соч. 2 и вальс "Эпиграммы", соч. 1
Критик из газеты "Заммлер" ("Собиратель") 17 октября 1844 писал о вечере: "Вальсовый гений господина Штрауса-старшего посетил господина Штрауса-младшего. Снова был чистый, свежий вальс, вызванный из радостной весны; снова были свежие, вдохновляющие, призывные мелодии, отзвук и сила музыки. Был вечер полный наслаждения, и одновременно был вечер полный мучений для любящих потанцевать ног. Тантал с его муками - просто английский лорд посреди комфорта по сравнению с парой таких ног в бесконечной пытке. Присутствовать, слушать такие вальсы, как "Кавалеры" и "Эпиграммы", и не потанцевать - это жертва большая, чем Муций Сцевола принёс отечеству. Но публика отомстила господину Штраусу-младшему, заставив его повторять все номера..." В газете "Вандерер" ("Странник") 19 октября 1844 г. доктор Франц Вист сообщал: "Вальсы Иоганна Штрауса-младшего "Кавалеры" и "Эпиграммы", исполненные для нас в тот день, отличались вдохновенной оригинальностью мысли, а ритм их был настолько живым и затейливым, и пылали они с такой венской светлосердечностью, что их не смог бы написать никакой композитор, кроме иоганна Штрауса-отца. Люди подпевали первой вальсовой теме "Эпиграмм", завтра её заиграют шарманщики, послезавтра Штраус-сын будет жить у всех на устах... Меня поразили заметная физическая выносливость этого молодого человека. Почти все вещи повторялись дважды а "Эпиграммы" он сыграл шесть раз подряд среди громких благодарностей толпы! В полночь я ушёл из всё ещё заполненных залов Доммаера, когда Штраус повторял "Эпиграммы" в 19-й раз". Вист закончил длинный отчёт о концерте у Доммаера словами, которые навсегда вошли в музыкальную историю Вены: "Доброй ночи, Ланнер! Добрый вечер, Штраус-отец! Доброе утро, Штраус-сын!""


назад