Произведения Иоганна Штрауса (сына)

Русское и немецкое название
Музыкальный файл
Кадриль художников
Künstler Quadrille
mp3, 32 кбит/с, 1,19 Mб, 5:13
Комментарий
А эта вещица меня немало позабавила. Как известно, исторически слово "сочинить" означало "собрать вместе". Штраус "сочинил" эту кадриль из чужих популярных мелодий: здесь есть увертюра Мендельсона ("свадебный марш") и симфония №40 Моцарта, и даже траурный марш Шопена, под который, опять-таки, предлагается танцевать. Прав, прав был Леонид Ильич, когда укорял товарищей по Политбюро, что никто из них на похоронах маршала Гречко не догадался пригласить даму на танец.

Питер Кемп:
"Когда в 1980-х лондонский оркестр с международной репутацией дал ничего не подозревающему миру серию записей, в которых "классика" была подогнана к современности при помощи тяжёлого ритма, поднимали бровь те, кто считает серьёзную музыку "священной коровой", абсолютно не заслуживающей новых трактовок. Но эти скептики не заметили исторических прецедентов; создание танцевальной музыки из партитуры любого сценического произведения, нашедшего большой успех, встречалось уже о времена Моцарта (1756-91). Йозеф Ланнер (1801-43) и Иоганн Штраус-старший (1804-49) постоянно применяли эту практику, равно как и сын последнего - в его время кадриль считалась самым подходящим средством переноса музыки из опер, оперетт и балетов в танцевальные залы.
Для своей второй "Кадрили художников" (первая (соч. 71) относится к 1849 г.) Иоганн использовал не только оперную музыку, но и современные вещи. Выбор был далеко не случайным; как сообщал "Музыкальный, театральный и художественный листок" от 26 января 1858 г., кадриль представляла собой "обзор концертного сезона этого года". "Кадриль художников" "...по мотивам знаментых мастеров" была вкладом Штрауса в программу бала Венского общества художников "Геспер" в зале "Софиенбад" 2 февраля 1858 г. Кадриль состоит из шести фигур (секций), как было принято для венского врианта танца, и представляет темы из следующих работ:

"Панталоны": A/B - "Свадебный марш" Мендельсона (из "Сна в летнюю ночь"), C - Моцарт, симфония №40, соль-минор.

"Лето": A - "Huon, mein Gatte" ("Гуон, мой супруг") Вебера (из "Оберона"), B/C - Трио из сонаты №35 Шопена ("Траурный марш").

"Курица": A - "La Campanella" ("Колокольчик") Паганини из скрипичного концерта №7, B - "Ja, das Gold ist nur Chimare" ("Да, золото - лишь химера") Мейербера (из "Роберта-дьявола), C - "Карнавал из венеции" (соч. 18) Генриха Вильгельма Эрнста.

"Трени": A - "Himmel, nimm des Dankes Zaehren" ("Небо, прими благодарности слёзы") Вебера (Из "Волшебного стрелка"), B - "Chant du berger" ("Песня пастуха") Юлиуса Шульгофа.

"Пастушка": A - "Wenn ich durch Busch und Zweig" ("Если я сквозь кусты и ветви...") Шуберта (из "Противоречия", соч. 865), B - "Der Vogelfanger bin ich, ja" ("Птицелов я, да") Моцарта (из "Волшебной флейты").

"Финал": A - "Турецкий марш" Бетховена (из "Афинских руин"), B - Бетховен, фортепианная соната №47, ля-мажор, "Анданте".

Хотя новая кадриль, посвящённая венским художникам, нашла одобрение у гостей "Геспер-бала", ей досталось от критиков, в том числе и от Л. А. Целльнера из "Музыкального, театрального и художественного листка" от 12 февраля 1858 г.: "Хотя эта пьеса и произвела на меня некоторое впечатление художественного богохульства, я должен успокоить свои чувства мыслью о том, что намерение не было злым; когда правит бог дураков [карнавал], он может делать, что захочет, но не способен ничего ни возвеличить, ни унизить. Знатоки говорят, что танцевать под "Кадриль художников" было не так уж легко. Если дело не в неудачном выборе ритмически неподходящих мотивов и не в скудной инструментовке, то, видимо, вмешались карающие ангелы духа серьёзной музыки, которые проявили своё влияние и наложили невидимое вето. Не буду возражать, если кому-то покажется из моего замечания, что нам не понравилось сочинение господина Штрауса, оно не понравится нам, даже если окажется лучше, чем оно есть на самом деле. Есть пределы, к которым можно подступаться с шуткой, но за этими пределами лежат святыни, к которым любой человек с творческим умом (к каковым мы относим и господина Штрауса) должен относиться с глубочайшим уважением. Сказав это, мы, тем не менее, не побоимся защищать блестящего вальсового композитора от нападок, которые могли бы, даже если задумывались в шутку, задеть его"".


назад