Произведения Иоганна Штрауса (сына)

Русское и немецкое название
Музыкальный файл
Попурри "Подношение русской публике"
Hômmage au public russe. Potpourri
mp3, 64 кбит/c, 9,62 Мб, 21:29
Комментарий
Питер Кемп:
"К моменту смерти в 1899 г. Иоганн Штраус почти достиг миллионного состояния. Основа его богатства закладывалась в России, где ежегодно с 1856 г. по 1865 г. он дирижировал крайне успешными летними концертами в прекрасных окрестностях павловского парка; там управление Царскосельской железной дороги построило музыкальный павильон "вокзал", чтобы привлечь пассажиров в поездки по маршруту "Санкт-Петербург - Павловск". Повторные приезды в Россию в 1869 и 1886 гг. только усилили достигнутый успех Иоганна.
Контракт между Штраусом и управлением железной дороги оставлял выбор программы за внеским капельмейстером, но оговаривал, что "помимо его собственных сочинений, он также должен исполнять самые популярные и новейшие сочинения других известных мастеров". Иоганн честно исполнял условия контракта, и помимо признанных классических мастеров, таких как Обер, Бетховен, Бах, Шопен, Доницетти, Моцарт, Россини, Шуберт и Верди, он выступал проводником тогдашней русской музыки, например, в 1865 г. именно он устроил первое публичное исполнение музыки молодого Петра Ильича Чайковского (1840-93), продирижировав его "Характерными танцами". В 1864 и 1865 гг. доля русских произведений в павловской программе Иоганна была особенно велика, что вызывалось, в т. ч., и политическими событиями.*
Штраус чувствовал близость к музыке славянских народов, и среди русских композиторов его особенно привлекал Михаил Иванович Глинка (1804-57), признанный "отец" русской музыки. Во время павловского сезона-1863 Иоганн устроил "Праздник Глинки", на который в вокзальный павильон пришло восемь тысяч публики. Успех идеи вдохновил Иоганна на повторный праздник в ходе российского лета-1864, и в этот же пятимесячный период он оказал принимающей стране знак внимания в виде попурри, которое назвал: "Подношение русской публике". Первым исполнением работы Штраус дирижировал 6 августа (25 июля по российскому календарю) на бенефисе, который устроил по своей инициативе в пользу русских солдат-инвалидов. Новая работа печаталась только в России; она щеголяет обложкой по моде на престижный французский язык: "Hommage au public russe. Potpourri sur des melodies russes, compose pour Piano par Jean Strauss" ("Подношение русской публике. Попурри из русских мелодий, сочинение Жана Штрауса для фортепиано"); в неё входят мелодии двух опер Глинки: "Руслана и Людмилы" (1842), а именно увертюра и каватина, и "Жизни за царя" (изначально "Ивана Сусанина", 1836), здесь каватина, краковяк и мазурка; а также музыка из "Камаринской" (1848), произведения Глинки для оркестра, и из романсов: "Не искушай меня без нужды" (1825, переработка от 1851), ...**, "Сомнение" (1838) и "К Молли" (1840, по мотивам ноктюрна "Le Regret" ("Сожаление"), 1839). Штраус также использовал народные песни того времени, чтобы включить в попурри.***
"Подношение русской публике" вновь прозвучало во время павловского сезона Иоганна 1869 г. на концерте 11 мая (29 апреля), через два дня после концерта-открытия. В ходе сезона оно исполнялось ещё семь раз и всегда с успехом, но с самым большим - 29 (17) августа 1869 г. в вокзальном павильоне во время сильного дождя. Согласно дневнику летописца оркестра - альтиста Ф. А. Циммермана - попурри в этот вечер прозвучало, как минимум, семикратно.
Российский дирижёр Геннадий Рождественский (р. 1931) вновь извлёк на свет "Подношение русской публике" в Санкт-Петербурге**** в начале 1980-х, и провёл британскую премьеру работы в усечённой аранжировке на "промах" (променад-концертах) в королевском-Альберт-холле 14 августа 1981 г.; эту же версию он позже записал для тиражирования с симфоническим оркестром министерства культуры СССР. Позже доктор Томас Айгнер из венского Института штраусоведения нашёл оригинальную оркестровую версию попурри".

*Сложно сказать, что имел в виду Кемп; возможно, польское восстание 1863 г.

**Кемп называет этот романс "The Lemon Seller", но что это за "Продавец лимонов" у Глинки, непонятно, а на слух я не могу определить ввиду недостаточной эрудиции в области творчества Михаила Ивановича.

***Упомянем явственно прозвучавшего алябьевского "Соловья"

****Так у Кемпа, но, разумеется, тогда город назывался Ленинградом.


назад