Произведения Иоганна Штрауса (сына)

Русское и немецкое название
Музыкальный файл
Вальс "Экстравагантные"
Die Extravaganten. Walzer
mp3, 64 кбит/с, 3,28 Мб 7:18
Комментарий
Питер Кемп:
"8 января 1858 г. газета "Ди Прессе" перечислила названия работ, которые Иоганн Штраус посвятил событиям приближающегося венского карнавала, среди них и специальное сочинение для бала юристов 26 января 1858 г. Это сочинение, вальс, называлось "Экстравагантные", и первое издание его фортепианного переложения несло посвящение Иоганна Штрауса "господам студентам правоведения венского университета". Выбор названия мог вызвать усмешки венцев, хотя названием Штраус указывал на экстравагантность не юридической профессии, а характер самого вальса. Молодой композитор прекрасно сознавал, что нарушает традиционную форму вальса, поэтому слово "экстравагантный" подразумевало: "выходящий за привычные рамки". И новая пьеса, действительно, породила необычно высокий интерес сразу же после первого исполнения; обозреватель из газеты "Фремден-Блатт" в выпуске от 28 января 1858 г. писал: "Позавчера в зале "Софиенбад" состоялся бал юристов, которого всегда с таким пылким нетерпением ждут молодые венские женщины... Капельмейстер Иоганн Штраус дирижировал оркестром с привычной точностью и аккурастностью. Сочинённый им для этого бала вальс "Экстравагантные" содержит очень симпатичные мелодии, почему и получил всеобщие аплодисменты. Несомненно, он окажется в числе лучших танцевальных сочинений сезона".
Намного более проницательным оказался талантливый критик Эдуард Ханслик. Будучи архиоппонентом "новой музыки" своих дней, он всегда был готов обругать всё, что не совпадало с его консервативными взглядами. В случае с "Экстравагантными" Ханслик оценивал новый вальс в терминах музыкальной истории, взгляд на которую увёл его к XVIII столетию. Он писал: "Штраус-сын, очевидно, намеревался совершить историческую месть. Когда в конце предыдущего века оркестровая музыка набирала популярность, систематически отказываясь от стандарта Гайдна, многие "филистимляне" зашли так далеко, что начали использовать темы самых весёлых лендлеров в симфониях и квартетах. Иоганн Штраус, похоже, хочет расплатиться с ними за это оскорбление со стороны венских предшественников достойным образом, поэтому и украсил вальс музыкой, чьё место по праву среди достойных симфоний новой школы. Поэтому наш король вальсов пишет пишет контрапункт, отрицая себя; поэтому он взмахивает смычком учения над струнами меланхолии. Один фельетонист недавно сказал, что Штраус стал отделывать новые вальсы скорее для двора муз в Веймаре, чем в Вене [аллюзия к Ференцу Листу, который тогда жил в Веймаре]. И в самом деле, я тоже замечаю, что последние вещи Штрауса, такие острые, пахнут пряной игрой прошлого, но музыка пахнет будущим. Эти вальсы, даже без особой оригинальности, по меньшей мере звучат свежо и естественно, а для танцев они подходят даже лучше, чем напыщенные темы с бесконечными фразами в сочетании с вычурной гармонией, что ставит в затруднительное положение и мысли, и ноги. Таким образом, начало нового вальса "Экстравагантные" - воспоминание о старом Штраусе [!], но лучшее во всём произведении это его сверкающая жизненность. К ней сразу же подаётся расширенный, диатонически восходящий "кантус фирмус" и другие любопытные вещи, которые, кажется, с улыбкой говорят: "Мы хотим добра, потому что мы идём на бал, но это безрассудство".
Так Эдуард Ханслик специально ознакомился с произведением, чтобы просто признать, что не понимает "Экстравагантных". Впрочем, смелость работы, её истинная экстравагантность, впечатлили публику. Слушатели в России не меньше были впечатлены разнообразием форм и рискованных гармоний, когда Штраус сыграл им 6 июля (24 июня по российскому календарю) 1858 г. на втором бенефисе в павловском вокзальном павильоне. Иоганн по заслугам гордился "Экстравагантными", и по возвращении из РОссии он поставил их на почётное открывающее место в программе первого концерта в Вене 22 ноября 1858 г. в Фольксгартене.
Музыкальную ценность "Экстравагантных" признавал также брат композитора Эдуард Штраус. Примерно через сорок лет после создания вальса, работа вместе с ранними произведениями Штрауса звучала в выступлениях Эдуарда 1895 г. со Штраус-оркестром в Имперском институте в Лондоне. За три приезда Эдуарда в Лондон (в 1885, 1895 и 1897 гг.) там звучал только один ещё более ранний вальс Иоганна: "Идиллия" (соч. 95, 1851 г.)
Ближе к нашим дням другие люди поддались очарованию "Экстравагантных". Аранжировщик и поэт Роберт Крэйг Райт и Джордж Форрест использовали вторую тему интродукции (повторённую в вальсе 5А), изменив её так, чтобы савязать с мелодией из вальса Штрауса "Свадебные тосты" (соч. 136) для романтического дуэта “Warm” в фильме "Большой вальс" 1972 г.


назад