Петру Ткаченко.

Я его современник
И знакомый отчасти,
Я поклонник и пленник
Книг его дивной власти,

Я Ткаченкин читатель
И земляк, соплеменник,
Я его почитатель,
Я его современник.


Лорелея
(перевод с немецкого, из Генриха Гейне)

Охвачен странною тоскою,
В печаль и мысли погружён,
Мне сказка не даёт покою
Из незапамятных времён.

Рейн дышит ветром сыроватым,
На берегах лежит гранит,
И позолочена закатом
Скала гранитная стоит.

На ней нагая словно Ева
В одежде золотых волос
Сидит прекраснейшая дева,
Прекрасней ландышей и роз.

По гребешку струится волос,
Мягчайший, дивный золотой.
Она поёт. И нежный голос
Летит над тихою рекой.

Плывёт рыбак. Он очарован,
Про рифы вряд ли вспомнит он,
Он чудной песней околдован,
Он одурманен, опьянён.

В стальной воде исчезла рея,
Рыбак не будет спать в земле,
И так же пела Лорелея
На мрачной каменной скале.


Мой персиковый сад.

(стихотворение о случае в Альтенграбове)

Я вижу тёмно-серый дом,
И он меня манит.
Когда-то жизнь дышала в нём,
Теперь он позабыт.

И заколочена давно
Дверь в этот серый дом,
Забиты окна, но в одном
Виднеется пролом.

Вот я внутри. Кругом темно,
Но дальше вновь светло:
В соседней комнате окно,
Где выбито стекло.

Вновь прохожу я сквозь окно
И поднимаю взгляд.
Я потрясён. Передо мною -
Персиковый сад.

Осенний день. Туман едва.
И персики стоят.
Собой усыпала листва
Миниатюрный сад.

Угрюмо высятся над всем
Три серые стены.
Шагов одиннадцать на семь
Внутри заключены.

В листве пожухлой меж корней
Забытый шланг лежит,
Вода, как маленький ручей,
Чуть-чуть журча, бежит.

И я стою. Дышу. Молчу.
На персики гляжу.
Как уходить я не хочу...
Но, всё же, ухожу.

В саду чудесном я посмел
Пробыть лишь пять минут.
Забыть я близких не хотел,
Меня, я помнил, ждут.

Но сад стоит, к себе маня,
И я вернусь назад,
Когда отпустит мир меня
В мой персиковый сад.

(редакция от 19 ноября 2004 после критических замечаний О.И.Виговского)


***
...И ясны спящие громады
Пустынных улиц...
А.С.Пушкин, "Медный всадник"

...Но где же спящие громады
Пустынных улиц? Спящих нет!
И питерцы, и гости рады
Ловить ночей июньских свет.

Нельзя на Невском так укрыться,
Чтоб многочисленные лица
Своих не устремили глаз
В любом углу всегда на вас.

И будь верна легенда эта,
Что ночью, улучив момент,
Свой покидает постамент
Скульптура, или с парапета

Слезает лев, то как они
Стоять устали б в эти дни!


Апрельская метель

Цветы распускались и полнили сад,
И пчёлы летели на их аромат,
И был полновластен весёлый апрель,
Когда из зимы заглянула метель.

Кругами, спуская свой призрачный вес,
Летели снежинки с высоких небес;
Они танцевали, друг друга влекли
И вдруг исчезали, коснувшись земли.

Безоблачно небо - бесснежна земля:
Снежинки порхают лишь воздух беля;
И видно сквозь белый густой хоровод,
Как солнце по синему небу плывёт.

Январская свежесть в апреле, весной,
Цветы овевает своей белизной;
И я не пойму, что творится со мной:
Не чудо ли вижу, не рай ли земной?


Второе цветение

Осенью тёплой, когда неохотно,
Слишком уж медленно шёл к нам мороз,
Старый сиреневый куст беззаботно
Юными листьями снова оброс.

О, безмятежность! Какая картина:
Листьев поживших ещё половина,
Не облетела, не стала желтей,
Чтобы дождаться любимых детей.

Новые почки себя раскрывают,
Куст расцвести как весною готов,
И в нетерпении он выпускает
Белое облачко нежных цветов.

Пахнут цветы, и листва зеленеет,
Острая сталь их коснуться не смеет;
Благоговея, не тронет их нож...
Куст, как ты счастлив, что снова цветёшь!


***
новое!

Я вспоминал те дни, что были,
И сон ужасный увидал,
Что все, кого я забывал,
В теней долину уходили.

Мой страшный, невозможный сон
Спустя мгновение прервался,
Но я угрюмо рассмеялся,
Поняв, что неслучаен он.

Ах, как я мог! Как было можно
Забыть, утратить, потерять,
Не сохранить, не удержать...
И неужели безнадёжно?

Из отдалившихся времён
Как помнятся дела пустые,
Как много помню суеты я,
Как много я забыл имён...

10 мая 2005


назад