***

Когда волнуется держава,
То и семье грозит развал.
Я - демократ, жена - из правых,
А сын - анархо-синдикал.

Ему дневник теперь не нужен,
Бастует на уроках он,
Я говорю: "Несите ужин".
А мне жена: "Молчи масон!

Ты не получишь больше мяса!"
Я загнан в угол, в коридор.
Супруга явно давит массой,
А с массами опасен спор.

Жена кричит: "Ах ты, бездельник!
Забил журналами весь дом!"
В меня летит "Наш современник",
Но я прикрылся "Огоньком".

Для женщин разум - слабый довод,
Сильнее "Память" во сто крат.
Задел я телефонный провод,
И рухнул сверху аппарат.

Был аппарат тот неисправным,
А починить нельзя никак;
И мастер мне сказал недавно:
"Как видно, в партии был брак."

На части аппарат расколот,
В стране, в семье покоя нет,
Сын завопил: "В России голод!"
И без визитки влез в буфет.

Там колбаса, а в ней опилки,
К развязке близится конфликт,
Упали на пол нож и вилки,
Как БТР подходит лифт.

Зонт-автомат висел на месте:
К нему протянута рука.
В дверях возникли тёща с тестем:
Так в город вводятся войска.

Всё мне до ужаса знакомо:
Расспросы ждут весь вечер нас.
Хотел я вырваться из дома -
Сиди, брат, комендантский час!

Тесть гаркнул: "Отвечай без фальши,
Что было тут! Смотри в лицо!"
"Так он же межрегиональщик!"
Тут теща вставила словцо.

И я молчу: не вышло б хуже.
Супруга выждала момент,
И, наконец, приносит ужин.
Она - законный президент!"


***

Не уберечься от косой
В краю враждой расколотом;
Одних старуха бьёт косой,
Других - серпом и молотом.

***

Мои стихи! Они не пропадут!
Усилиями близких и друзей
Они в архив Лубянки попадут,
А это, всё-таки, музей!

Из журнала "Аврора", №7, 1991.
назад