Алексей Забазнов

СЕМЕЙНЫЕ ПРАВИЛА

К зелёному вагону супружеская пара и маленький мальчик шли торопливо, с перебежками, и успокоились, только когда проводник посмотрел на розовые билеты и впустил внутрь со словами:
- Шестое купе.
Как известно, "купе" в плацкартном вагоне - не настоящее купе, это всего лишь отсек, символически отделённый от других таких же отсеков стеночками и нанизанный на открытый всем ветрам проход. По нему постоянно бегают пассажиры, заглядывая любопытным глазом в вашу тарелку. Плацкартные места берут люди или небогатые, или те, кто не успел взять билет купейный. Так или иначе, вошедшая в вагон семья нашла своё шестое "купе", где уже сидели люди, поздоровались с попутчиками и стали деловито размещать сумки. Сказать точнее, сумки ставил по багажным полкам папа, мама только робко смотрела на его уверенные действия. Сказать ещё точнее, и здоровались-то с попутчиками только родители, а мальчик - нет. Попутчики, на которых его родители не обратили ни грамма лишнего внимания, были: армейский подполковник, его жена и их сын - пятнадцатилетний юноша в форме воспитанника суворовского военного училища. На последнего мальчик и уставился, как только увидел. Паренёк смотрел на мальчика с доброжелательной улыбкой, так как знал этот взгляд, которым суворовцев во всех городах сопровождают дети от трёх до десяти лет. Этот взгляд крепче железной цепи. Ребёнка, глядящего на армию игрушечных солдатиков в магазине, чрезвычайно трудно оттащить от витрины, где они стоят. А когда мальчик видит живого юного "солдата" в ало-золотых погонах, во взгляде у него уже не владетельное: "Иметь!", а всеобъемлющее: "Быть!" Тигр не выдержал бы с таким ребёнком дуэли "кто первый опустит глаза" и отступил бы в лес.
Тем временем, папа мальчика спрятал наверху две сумки, а чемодан и рюкзак решил засунуть в рундуки.
- Вы позволите? - обратился он вежливо к подполковнику.
- Да-да, конечно, - ответил тот, поднимаясь.
Когда сиденье опустилось, закрывая вещи, подполковник обратился к попутчику:
- Я так понимаю, у вас места все нижние?
Папа мальчика утвердительно кивнул.
- Я вас просить хотел: вы не поменяетесь с нами одним местом, чтобы моя жена внизу ехала?
- Без проблем, - снова кивнул тот, - я тогда перехожу на... 24-е, а ваша жена на 43-е.
- Вот, спасибо! - поблагодарил офицер соседа, и его жена тоже сказала: "Спасибо вам большое!", - а мы с моим орлом доедем и на верхних.
- Я тоже на верхней полке поеду! - вдруг заявил громко мальчик.
Родители и попутчики засмеялись, из соседних купе донеслись неприятные смешки других пассажиров.
- Маленький ещё, - заметил папа рассеянно.
- Ну, не такой уж и маленький, - возразил весело подполковник, - хотя на верхних полках тебе, брат, ещё и вправду рановато ездить. Ты в каком классе? Во втором?
Мальчик насупленно смотрел на офицера.
- Да, во второй класс перешли, - сказала мама, чтобы поддержать беседу.
- На отдых едете? - полюбопытствовала мать суворовца.
- Да, - кивнула новая знакомая, - в альплагерь. Муж у меня страшно любит горы.
- Счастливые люди, - сказал подполковник. - Ну, у нас тоже есть своё маленькое счастье, мы к бабушке едем на каникулы.
Поезд мягко тронулся, и люди оживились; разговор потёк веселей.
- Что ли и нам съездить на денёк в горы? - спросил подполковник у жены и подмигнул. - От бабушки недалеко. Я видел какую-то рекламу прошлым летом, автобусной экскурсии.
- Ну, по сравнению с профессионалами, - показала жена подполковника взглядом на соседей по купе, - это лягушатник.
- Да хоть бы и на денёк, просто посмотреть, что в этом плохого? - возразил "профессионал". - Если есть возможность, поезжайте непременно, жалеть не будете.
- Уговорили, - пошутила женщина. - А сынок ваш в первый раз в горы едет?
- Угадали, - кивнул папа мальчика. - Сын закончил первый класс со всеми пятёрками, официально подтвердил, что парень умный и дисциплинированный, теперь его можно и в горы брать.
- Как тебя зовут, сосед? - снова обратился подполковник к ребёнку.
Мальчик опять враждебно посмотрел на него.
- Василий, не будь таким вредным, - заметил папа мягко.
- Ага, Василий! А меня - Анатолий Николаевич.
- Борис Викторович, можно просто Борис, - сообщил гражданский глава семьи военному, и мужчины пожали руки.
- Людмила, Аня, - представились женщины.
- А сына зовут Славой, Вячеславом, - добавил подполковник.
Вячеслав, чтобы закончить знакомство, протянул руку мальчику, который соответствовал ему "по рангу" в своей семье. Мальчик осторожно пожал суворовцу руку, на секунду отвёл взгляд, о чём-то подумав, затем снова уставился на парня и вдруг спросил:
- А вы не снимались в сериале "Кадетство"?
Вновь раздался взрыв смеха, и вновь ржал кто-то в соседнем купе.
- Нет, - сказал весело Вячеслав, а потом обстоятельно объяснил: - Сериал снимают в другом суворовском; не в нашем, а в том, которое в Твери.
- Любимое кино, - заметила мама, ласково глядя на сына.
- Ну, - вступил в разговор суворовец, почувствовав себя со взрослыми на равных, - то, что там показывают, совсем не то, что в суворовских на самом деле происходит.
- Учиться вам сложнее, чем показано в сериале? - уточнил Борис Викторович.
- Ну, да.
- Хорошо, когда мифы вовремя развенчивает знающий человек, - заметил папа мальчика. - А то кое у кого уже появились вредные мечтания, как бы и ему в суворовское поступить.
Мальчик горестно опустил глаза.
- Ну, мечтания не такие уж и вредные, - вступился за Василия Анатолий Николаевич.
- Слишком уж это всё как-то романтично, - возразил Борис Викторович. - Досадно, что у такого прагматика и циника как я, такой не в меру мечтательный наследник.
- Прагматик и циник в душе любит горы? - улыбнулся подполковник.
- Ах, горы... Горы это прекрасно, но даже им я не могу уделить больше недели-двух в году. К тому же горы это обязательно точный расчёт. В горах мечтания несбыточные - опасные, по меньшей мере - вредные.
- Но почему же несбыточные? Мальчик, как я вижу, умный; все пятёрки - стало быть, и спортивный.
- Анатолий Николаевич! - сверкнул глазами папа мальчика. - Я вас очень прошу, хоть вы не растравляйте ребёнка!
- Хорошо, хорошо! - отступил подполковник, почувствовав, что сосед по-настоящему рассержен.
- Спасибо. А ты, Василий, намотай на ус, что тебе молодой человек рассказал: кино и реальная жизнь это две разные вещи. В жизни всё намного сложней.
- Ну и что, - возразил мальчик дельно, - я же подрасту, когда буду учиться в суворовском.
- Да не будешь ты там учиться! - бросил раздражённо отец.
- Почему? - спросил ребёнок серьёзно.
- Потому, - ответил отец, желая закончить разговор на нелюбимую тему.
- Почему? - спросил сын, не отступая.
- По кочану!
- Почему? - снова спросил Василий с детской неутомимостью.
- И по капусте! - рявкнул уже разозлённый отец.
Семья офицера с любопытством наблюдала за неотступным малышом. Сам подполковник и жена любовались проявлением твёрдого характера в этом, совершенно ещё детском возрасте, когда молочные зубы надёжно сидят в своих гнёздах. Вячеслав симпатизировал малышу за тот неотступный взгляд и осторожное рукопожатие и искренне желал ему победить в споре: сейчас в вагоне и потом, в будущем, когда он будет сдавать вступителные экзамены в СВУ.
- Почему? - спросил мальчик всё с той же интонацией.
Не выдержав, отец взял его за плечи и, глядя в лицо, чуть не переходя на крик, выпалил:
- Потому что в нашей семье никогда, принципиально никогда не дают взяток!


30 июня - 1 июля 2007 г.


назад