СЛОВАРЬ КУБАНСКИХ ДИАЛЕКТИЗМОВ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Верба - ива.
Выварка - большая металлическая ёмкость для кипячения белья.
Е
рик - (от тюрк. "ярык", "арык" - трещина, канал), канал для отвода воды из реки, иногда просто канальчик.
Есаул - казачье воинское звание, соответствует майору.
Каганец - самодельный светильник, обычно масляный.
Каймак - (от тюрк.) спёкшиеся сливки на кипячёном молоке.
Карасун - (собств.) (на тюрк. букв. "чёрная вода") пруд или озеро из системы водоёмов тянущихся через Екатеринодар.
Кострица - обломки стеблей конопли после извлечения волокна.
Костробойня - приспособления для выбивания конопляного волокна, представляет собой две доски, поставленнные параллельно друг другу на ребро (на них кладут стебли) , между которыми одним концом подвижно крепится третья доска; резкими ударами этой доски стебли конопли разбивают на кострицу и волокно. Вся конструкция стоит на козлах.
Ляда - дверь на чердак, крышка погреба.
Макуха - подсолнечный жмых.
Мараканка - сорт картофеля (искаж. "американка")
Мочажина - см. мочак
Мочак - низкое, затопляемое место в поле, обычно заросшее влаголюбивыми растениями.
Нехай - пусть, пускай (из укр.)
Паёк - земельный участок под огород, выделенный в поле (в степи).
Поворозка - завязка, верёвка, бечёвка.
Прапорщик - казачье воинское звание, соответствует младшему лейтенанту.
Скубать (несов) - ощипывать (птицу). Оскубать (сов.) утку.
Сотник - казачье воинское звание, соответствует старшему лейтенанту.
Хай- см. нехай
Хамылём - (наречие) бегом, быстро.
Хорунжий - казачье воинское звание, соответствует лейтенанту.
Цедилок - дуршлаг
Чакан - камыш.
Чи - (союз) ли, или, то ли.

Об особенностях кубанского диалекта.

Как известно, в конце XVIII века Кубанский край заселялся казаками с Днепра и с Дона. Это положило началу сосуществования на Кубани двух языков: украинского и русского. Соприкасаясь, эти языки заимствовали друг у друга различные черты и явления. Количество их носителей постоянно менялось в пользу то одного, то другого, но в наши дни вследствие большого распространения телевидения подрастающее поколение говорит по-русски, кубанцы же, для которых родной язык - украинский, к сожалению, понемногу уходят...
Ввиду уже упомянутой контаминации языков, они в своём кубанском варианте заметно отличаются от литературных норм. В данной работе будет рассказано об особенностях кубанского диалекта русского языка.
Самым примечательным отличием местного диалекта является украинское "г", которое произносится как "г" в словах "габитус" и "бухгалтер". Этот звук является звонкой парой согласному [х], а не [к], поэтому при оглушении на месте "г" читается [х]: "рог" как [рох], а не как [рок], "юг" как [йух], а не как [йук]. Правило строго поддерживается и в заимствованиях ("митинх", например).
Также от украинского языка была взята своеобразная "нетерпимость" к звуку [ф]. Если в литературном русском конечный "в" легко и естественно оглушается до [ф]: мосто[ф], домо[ф]; то в кубанском диалекте на месте буквы "в" произносится билабиальный (губно-губной) [w]: мосто[w], домо[w]. Слова "все", "вторник" и т. п., нередко произносятся с билабиальным [w], особенно с препозицией гласного: "во [w]торник", во [w]сех". Слово "асфальт" зачастую произносится как "асвальт", причём не только в среде пожилых людей, но и среди школьников.
Помимо того, под влиянием украинского языка в кубанском диалекте согласные часто не подвергаются палатализации там, где этого требует литературная норма. Например, слова "три", "рис", "репрессии", произносятся как "тры", "рыс", "рыпрэссии"; а "консервы", "председатель" как "консэрвы", "предсэдатель".
Гласные в кубанском диалекте произносятся с меньшей степенью редукции, чем в центральном, северном, или волжском диалекте. Для примера, москвич или волжанин произнесут предложение "Петя говорит, что хорошо отдохнул" как "Петь гваарит, что х'раашо адыхнул", всё это с характерным распевом. Кубанец выговаривает гласные более отчётливо и равномерно, без резких перепадов в мелодике. Это выгодно отличает местный диалект от северных. Образованный кубанец, владеющий нормой произношения согласных, своей мелодикой близок к т. н. телевизионному стандарту (конечно, за образец берутся высококлассные дикторы уровня Игоря Кириллова или Юрия Ковеленова). Данное различие подчёркивает тенденцию уменьшения различительной способности гласных в русском языке (закон Бодуэна) и известный консерватизм украинского языка.
В области грамматики кубанский диалект отличается таким украинизмом, как местный падеж после предлога "по". Как известно, в современном русском языке для обозначения места с предлогом "по" используется дательный падеж: "по городам", "по улицам", "по полям". Но в украинском языке, а под его влиянием - и в кубанском диалекте, сохраняется употребление местного падежа. "Зайцы прячутся по таких бровках" - "зайцы прячутся по таким ремизам".
Наблюдается инверсия генитива и датива: "Дай Лены яблок" (дательный падеж в кубанском диалекте), "я у маме была" (родительный падеж в кубанском диалекте).
Но особенно большой интерес представляет удвоение приставки "по-". Мне часто приходилось слышать от своих земляков слова типа: "кабаны пополомали кукурузу", "мыши попогрызли картошку", "попобил я все банки", "трубы пополопались". Как известно, приставка "по-" сообщает глаголу законченность действия: "рвать" - "порвать", "валить" - "повалить". Также она может обозначать распространение действия на множество предметов: "пособирать вещи", "пожечь ветки", "поубивать тараканов". В литературном русском языке эта приставка в случае необходимости может нести на себе сразу два этих значения одновременно: "снег покрыл все крыши". Здесь "по-" используется и для образования совершенного вида, и для выражения множественности действия. В кубанском же диалекте удвоение приставки "по-" отнюдь не запрещается. Более того, это явление представляется продуктивным, т. е. мы будем наблюдать рождение новых глаголов с удвоенным "по-". Очевидно, это будут глаголы разрушения, или, скажем так, с семантикой деструктива.
Ещё одна особенность местной живой речи - это указание на присутствующее третье лицо местоимением "он". По правилам речевого этикета, лицо, о котором идёт речь в его же присутствии, полагается называть по имени, как вариант - по должности, ситуативной роли и т. п. Говорить о таком человеке "он" - невежливо. Однако, на практике предпочтение отдаётся именно слову "он", иногда даже с жестовым или мимическим указанием, хотя объект беседы может сидеть между двумя говорящими. В подобном избегании имени видится некая психолингвистическая закономерность, возможно, основанная на каком-либо табу (упоминание человеческого имени напрасно). Возможно, это более древнее правило вежливости: т. е., человека можно называть по имени в глаза и за глаза, но говорить при нём не с ним, называя его по имени, это всё равно - что говорить о нём, как об отсутствующем.
Заимствования украинской лексики достаточно хорошо изучены в других работах (напр. П.Ткаченко: "Кубанский говор", М., 1998) и здесь специально не затрагиваются.

назад

Страны, хроника событий в кыргызстане новости беларуси и снг.